Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Ещё не цвёл

Взыскующие Китежа или битвы за рай

Эпиграф.
"Как прекрасно звучало все - даже случайно оброненные слова - в устах древних людей!" (китайский средневековый литератор)
Все помнят историю про Китеж-град, место святое, неоскверненное, сохранившее изначальную святость.


У каждого человека где-то глубоко внутри имеется свой Китеж-град. Откуда он черпает силы. Так некоторые считают, что на Западе демократия и все делается для человека. Другие считают, что воры в законе строго следят за правилами и снисходят к нуждам обычных людей. Третьи думают, что в будущем станут жить лучше. Четвертые полагают, что в прошлом все было прекрасно.
Знание о том, что где-то все хорошо, что где-то царит Правда и Справедливость дает силы жить в повседневности, где все совсем не так хорошо, как во внутреннем Китеже. Однако же наличие внутреннего рая очень и очень часто становится причиной для войны с окружающими. Это происходит в том случае, если некий тупица усомнился: верно ли, что твой рай действительно рай? И трещат копья в схватках молящихся на Россию Которую Мы Потеряли с падаванами Великого Сталина, а адепты секты "А вот в демократической стране..." начинают ругаться с верующими в Истинно Славянский Путь.
Само по себе наличие внутреннего Китежа - это очень даже хорошо. Сила всегда пригодится. Но вот попытка защитить его значит лишь одно - твоя вера слаба, о неофит. Твоя вера слаба.
Ещё не цвёл

Когда теряют смысл ритуалы...

Он (Конфуций) был блестящим знатоком именно жертвенных ритуалов, известных под названием ди. Впервые, как можно судить по хроникам, в качестве «мастера ритуалов» он приглашается на церемониал жертвоприношений в 517 г., когда ему едва исполняется 34 года. Это явное свидетельство его посвященности, указание на то, что перед нами – не просто мелкий чиновник, но священнослужитель, прошедший специальную подготовку и наделенный магическими знаниями. Тогда исполнялся ритуал жертвоприношений и поклонения духам в присутствии Сян-гуна, правителя царства Лу. Основное количество людей, исполняющих ритуальные танцы, были специально приглашены из известного аристократического рода Цзи, из семьи Цзи Пинцзы, который, вероятно, и был хранителем этой техники. Но, как оказалось, то ли случайно, то ли намеренно была допущена, на первый взгляд, небольшая неточность в исполнении ритуала. Танцоры построились в восемь рядов, что обычно полагалось при исполнении танцев перед Сыном Неба, то есть правителем всей страны. А перед правителем царства надо было строиться лишь в шесть рядов. Род Цзи, стараясь польстить правителю царства, исполняет перед ним ритуал, достойный лишь одного Сын Неба! Этим хаосом в ритуалах, этим смешением сущностей и сакральных сил Конфуций страшно возмущен: «Восемь рядов танцуют в храме. Если такое можно вытерпеть, то чего же вытерпеть нельзя?» (III, 1). И Конфуций не боится показать свое недовольство – причем, в том числе, и недовольство правителем, ведь тот принял ритуал, который ему по чину не предназначался.


Между тем, для семьи Цзи, забывшей о смысле ритуала, всё было вполне нормально - подумаешь, польстили правителю, сравнив его с императором. Кому от этого плохо? Да никому! Правителю приятно, да и нам, сирым, глядишь, и перепадет чего! А вот Конфуций, который, судя по всему видел смысл в каждой тонкости ритуала, усмотрел в этом нарушение, сулившее беды всем - и танцорам, и организаторам, и князю, и всему царству. Страшно быть зрячим среди слепых, страшно.
Ещё не цвёл

Надпись на гадательной кости...

Гадательная надпись на кости в наиболее полном виде состоит из четырех частей.
1. Первая из них - вводная, в ней указывается дата гадания и имя жреца-гадателя (в поздних надписях - иногда также место, где совершается ритуал гадания).
2. Вторая, основная часть записи ... представляет собой вопросительное предложение - она фиксирует содержание вопроса, заданного божеству.
3. Третья часть вводится словами "Ван прочел ответ": правитель сам определял, что же ответило божество на заданный ему вопрос.
4. Четвертая часть - это указание на то, сбылось ли предсказание и когда это произошло.[Древнекитайский язык, Москва, 1978, с. 11-12]


Интересными показались следующие моменты. Во-первых, ответ читает ван (на русский обычно переводится "князь"), а не жрец. Гадатель, таким образом, только обеспечивает сам знак, читает его - т.е. переводит с божественно на человеческий -  тот, кто спрашивает. Во-вторых, дается указание на то, что произошло в результате - не сбылось, сбылось, как именно сбылось. Это говорит о серьёзном подходе. (Современный пример - в журнале maria_gorynceva объявлено о гадании на таро для всех желающих по любому вопросу - запись до 11 января.) С фиксацией результатов, с тщательным анализом обратных связей гораздо легче добиться успеха.
Ещё не цвёл

Статья Н. Велюса "Стадо Вельняса"

Велюс Н. Velnio banda: «стадо вяльняса» // Балто-славянские исследования. 1980. М.: «Наука», 1981. - 312 с. с. 260-269
H. ВЕЛЮС VELNIO BANDA: "СТАДО ВЯЛЬНЯСА"

Вяльняс (Velnias, собств. 'черт', здесь оставлено без перевода, чтобы избежать ассоциаций с более поздним (христианизированным) представлением о черте как духе зла.) самый популярный персонаж в литовском фольклоре, появляющийся в сказаниях этиологического и мифологического характера, сказках, загадках, пословицах и поговорках. Если взять одни мифологические сказания о вяльнясе, то оказывается, что они превышают числом сказания о всех других мифических существах вместе взятых. С вяльнясом связано множество верований, колдовства и суеверий. Со словом velnias в языке соотносятся названия растений, животных, предметов, не говоря уже о целом пласте экспрессивной лексики (LKŽK). В Литве зафиксировано около 400 названий местностей, связанных с этим именем (VK).
Тем не менее исследован вяльняс пока еще явно недостаточно. История этого образа в народной культуре осложнена к тому же позднейшими наслоениями - своеобразной контаминацией с персонажем в христианстве, оли- [260] цетворяющим злое начало. На самом же деле с этим последним фольклорный вяльняс имеет не много общего. Фольклорный вяльняс - это архаичный персонаж литовской мифологии, составляющий одну из ее доминант. Дальнейшее его изучение, несомненно, поможет найти ключ к решению многих существенных проблем мифологии, причем не только литовской, но и соседней славянской.
В данной статье речь пойдет лишь об одном аспекте этой обширной темы – о взаимоотношениях вяльняса с домашними животными. Предполагается, сосредоточив внимание на этом частном вопросе, проследить черты, указывающие на древнюю мифологическую природу популярнейшего персонажа литовского фольклора. В статье не рассматриваются отношения вяльняса с собакой, поскольку анализ этого вопроса связан с верованиями и обычаями другого комплекса.
Collapse )